Английское общество и Крымская война

Настроение английского общества в начале войны

Восточная война, была первой, которая широко освещалась в английской прессе. Газеты публиковали материалы и новости с полей сражений, письма солдат, официальные донесения военного командования. Всё это, безусловно, оказывало влияние на общество. Две доминирующие партии так же успешно использовали средства массовой информации, с целью привлечь на свою сторону как можно больше сторонников. Существовали издания, выражавшие точку зрения той или иной партии, на их страницах разворачивались жаркие споры по проблемам ведения войны, каждый промах политического соперника активно обсуждался и резко критиковался. Таким образом, необходимо рассмотреть публикации наиболее влиятельных газет, письма с полей сражений, официальные доклады и другие источники того времени. Это необходимо с целью всесторонне и непредвзято оценить отношение английского общества к войне, как происходили изменения в понимании причин и целей войны.

В Великобритании события о начале войны были восприняты с одобрением. Война получила название народной и широко освещалась в прессе, общественности и вооруженных силах. Англии было мало одного лишь участия в войне, она поставила перед собой несколько целей:

- сдерживать Россию, а не защищать Турцию

- остановить продвижение русских военно-морских сил в Чёрном море

- остановить наступление Франции и дальнейшие планы Наполеона III

- сохранить свои средиземноморские базы и защитить сухопутный маршрут в Индию

- поддержание своего престижа и продолжение усиления британского превосходства

Великобритании, возможно, вступая в войну, было что терять, ведь в противном случае, если русские подчинят себе Турцию, Англии придется принять мир продиктованный Россией. А это могло означать потерю территории, баз и портов, и непосредственную угрозу для Индии. Поэтому Британия должна была выйти победителем, в целях поддержания своего престижа, возможности и в дальнейшем контролировать маршруты в Индию и средиземноморские базы. Вступая в войну, правительство лорда Абердина допустило ошибку, не сумев вести её грамотно. Результатом был тупик: ожидалось, что эта война будет короткой, все говорили что она закончится к Рождеству, но в итоге военные действия затянулись.

Ещё до вступления Англии в войну, вся общественность пристально следила за ситуацией, разворачивающейся на Ближнем Востоке. После победы адмирала Нахимова у Синопа, британская и французская печать принялись соревноваться в антирусской кампании; среди прочего утверждалось, что русские, добившись полного господства на Черном море, вот-вот высадят десант на Босфоре, а потому флоты двух западных держав следует скорее ввести в Проливы. Яростные выпады против русских моряков в английской прессе выглядели особенно нелепо, если вспомнить, что именно британский флот в мирное время, в 1801 и 1807 гг., совершал побеги на Копенгаген, уничтожая суда датчан.

В британской прессе был реанимирован старый, но в данной ситуации совершенно экзотический аргумент, будто Синоп - это шаг на пути русской экспансии в Индию. Никто не хотел задуматься над абсурдностью данной версии. Единичные трезвые голоса, пытавшиеся обуздать этот разгул фантазии, тонули в хоре масс, почти обезумевших от ненависти, страхов и предрассудков. Вопрос о вводе англо-французского флота в Черное море был предрешен. Узнав о поражении турок у Синопа, Стрэтфорд-Каннинг радостно воскликнул: «Слава богу! Это война». Западные кабинеты и пресса с умыслом скрыли от широкой публики истинные причины морской акции России, чтобы, выдав ее за «акт вандализма» и вопиющей агрессии, вызвать «справедливое» общественное негодование и развязать себе руки.

После Ватерлоо Британия не вела больших войн; множество заморских экспедиций и вооруженных столкновений со слабыми противниками в Азии, Африке, бассейне Тихого океана приносили легкие успехи. Но годились ли вооруженные силы державы для войны с мощным соперником?

Со свойственной ему язвительностью верховный главнокомандующий герцог Веллингтон давал сугубо отрицательный ответ: «Британская пехота неспособна двигаться, кавалерия - скакать, офицеры невежественны, солдаты не знают, как пользоваться оружием». После этого выступления, королева Виктория начала реформировать старую систему, но к началу войны реформа еще не была полностью завершена. Плохая работа комиссариатов дала о себе знать в первую зиму, когда по вине английского командования тысячи солдат оказались в ужасающих условиях. В конце крымской кампании, численность английских войск была много скромнее французских.

Еще до официального вступления в войну, английское общество изначально было на стороне турок, Россию они воспринимали как агрессора. О настроении тех лет повествует в своих воспоминаниях сержант королевских стрелков Тимоти Говинг: «В 1853 и в начале 1854 года, турки пытались защищаться против своих давних врагов-русских, на страницах газет появлялись захватывающие репортажи с полей боя и самых горячих точек на Дунае». В журнале «Панч» печатаются едкие фельетоны и карикатуры высмеивающие Россию и Николая I. Так, на одной из карикатур изображены два солдата союзных войск, смотрящих на убегающего двуглавого орла. Подпись под рисунком гласит: «Двуглавая ворона в Крыму. Она получила жестокий удар! Преследуй её!».

Во время публичных митингов озвучивались цели и причины вступления Англии в войну, население активно обсуждало и одобряло их. Основными целями было сделать Чёрное море открытым для всех торговых судов, военные утверждали, что главная цель кампании заключается в том, чтобы открыть устье Дуная, таким образом, позволив судам подниматься вверх по течению этой реки. Также одной из причин вступления Великобритании в войну служил подписанный договор с Османской Империей, по которому Англия обязалась защищать целостность и независимость Порты. Впервые публично эта мысль была высказана во время митинга в городе Лечестер. Но несколько позже, лорд Абердин в Палате Лордов делает заявление: «Я полагаю, это было сделано в порядке подачи информации, на что я уже указывал, что мы в преддверии Крымской кампании абсолютно не связаны никаким договором с Султаном, относительно защиты Турецкой империи и её доминионов».

Другой и более весомой причиной популярности проведения военной операции являлось, без сомнения, идея борьбы за свободу и независимость наций. Существовало устойчивое убеждение, что Россия не только поглощает и угнетает определенные нации, но и распространяет свое влияние на другие народы с помощью Австрии, которая вопреки своей воле стала фактически её доминионом. Эта точка зрения в течение многих лет поддерживалась и распространялась лордом Дадли Стюартом. Он в течение двадцати лет проводил политический курс, поддерживаемый общественным мнением, направленный против российского императора.

В целом, причиной вступления Великобритании в войну можно назвать защиту Турецкой империи от вторжения России, а частью общего плана являлось сохранение нескольких государств Европы в пределах границ, в которых они существовали на тот момент.

Один из лордов и членов городского парламента от города Кордона, в своей речи указывал на обязанности англичан перед всем человечеством, англичане обязаны защитить демократические ценности не только всей Европы, но и всего цивилизованного мира. На слушаниях в муниципалитете он отмечал, что англичане «вовлечены в очень необходимую войну, которая не может дать сиюминутной выгоды, но на которую мы идем, дабы защитить нашего старинного союзника и независимость Европы».

Лорд Эйлесбэри также указывал, что Россия может вторгнуться в Азиатскую часть Турции и захватить самые богатые провинции: «Русские войска, по всей видимости, расширят свое влияние по всей территории Малой Азии вплоть до морского побережья. Обладание этими провинциями стало бы более выгодной компенсацией в случае захвата англичанами Севастополя».

В газете «Таймс» публикуются следующие высказывания: «Хорошо было бы вернуть Россию к обработке внутренних земель, загнать московитов вглубь лесов и степей».

Английский политический деятель Ричард Кобден выступал против войны с Российской Империей. В одном из своих выступлений в Палате Общин (22 декабря 1854 года), он приводит веские доказательства в пользу скорейшего заключения мира с Россией. Он говорил о том, что одна из целей англичан, а именно разрушение Севастополя, не даст желаемый результат. «Как же глупо продолжать войну против Великой страны, с которой вы хотите иметь партнерские отношения; я считаю безумием продолжать осаду Севастополя, эта осада ровным счетом ничего не решит, но оттолкнет от вас государство - партнера по протекторату, которое является ближайшим соседом страны, чьи интересы вы так рьяно защищаете».

Кобден старается переубедить английскую знать относительно преувеличенной опасности экспансионистских устремлений России. «Россия больше не собирается нападать на Турцию; на данный момент угроза вторжения на российские доминионы исходит именно от вас, именно вы сейчас осаждаете один из форпостов Российской Империи, находящийся на периферии ее бескрайних просторов, но я смею заметить, эта осада ни к чему не приведет, так как таким способом вы не сможете определить ее реальную силу и могущество. Вот почему отвод ваших войск из Севастополя вовсе не будет означать, что вы намеренно пошли на сделку с совестью».

Англичане начали войну с воодушевлением, на страницах газет публикуются воинственные призывы. Вдохновленное бравыми депешами Рассела в «Таймсе», английское общество было твердо уверено в том, что война безусловно выиграна.

Англичане вступили в войну с полной уверенностью разгромить Россию. На первых полосах английских газет идет активное обсуждение возможных перспектив в войне.

«Должно пройти некоторое время, прежде чем ожидания общественности будут освобождены от каких-либо стандартов в видении целей войны. Всё что пока мы можем сделать, это рассмотреть вопрос о характере и перспективах этого предприятия т.к. о них официально объявлено. Мы уверены, что в дальнейшем мнение об экспедиции в Крым будет вынесено на суд страны. Мы неоднократно выражали мнение, что захват Севастополя будет наиболее эффективным мероприятием, чем любые другие средства для достижения нашей цели в войне. Такое событие, будет значить не меньше, чем уничтожение русской власти на Востоке и освобождение Турции, т.к. русская агрессивная политика постоянно угрожает её существованию. Когда Севастополь будет разрушен и флот русского царя будет уничтожен или взят в плен в гаванях, Чёрное море сразу же перестанет быть русским озером, Константинополь и устья Дуная будут освобождены от опасности и все опасения о русских посягательствах на Средиземное море сразу же исчезнут».

При цитировании материалов в рефератах, курсовых, дипломных работах правильно указывайте источник цитирования, для удобства можете скопировать из поля ниже:

Поделиться материалом