Флоренс Найтингейл

Улучшение обстановки в госпиталях в Крыму, происходило не без помощи отважных женщин, многие из которых уехали к местам сражений, вопреки воле своих родственников. Наиболее значимыми фигурами являются Флоренс Найтингейл, Мэри Сикоул, Элен Батлер и Фрэнсис Даберли.

В то время предполагалось, что удел женщины - оставаться дома и ухаживать за детьми. Работали только самые бедные женщины, не способные без этого свести концы с концами. Уход за больными считался плохой работой, поскольку трудиться приходилось в ужасных условиях и за грошовую плату.

В первой половине девятнадцатого века, лечение солдат и их семей проходило в тяжелых условиях. Комнаты в бараках были разделены только занавеской из нескольких одеял, это создавало мнимый эффект уединения. В то время не существовало отдельных бараков, на это не было специальных ассигнований, предусмотренных для тех, кто оставался в лазарете, в то время как полк выступал в поход. Герцог Ньюкасл говорил о том, что «солдаты будут недовольны, если они не получат помощи от женщин, которые должны идти вместе с армией». Хотя жизнь женщин во время войны постоянно подвергалась опасности, отбор будущих медсестер для сопровождения полка был очень строгим.

Флоренс Найтингейл, являлась выдающейся фигурой времён Крымской войны. Эта хрупкая женщина была в эпицентре военных событий, своей деятельностью она смогла значительно улучшить положение раненых в госпиталях. Родившаяся в состоятельной семье, она принялась помогать больным, страдавшим от различных болезней. Найтингейл казалось недостаточным заниматься обычной благотворительностью, она отправилась на Крымскую войну для того, чтобы оказывать медицинскую помощь раненым. Ее усилия не только привели к значительному снижению смертности в госпиталях, но и произвели настоящую революцию в деле гигиены при уходе за больными.

Семья Найтингейл была уважаема и известна в обществе. Летом 1843 года, она во время благотворительного посещения больницы, входившего в «обязанности» леди из высшего общества, столкнулась с трагизмом положения бедных людей - голодавших и страдавших от болезней. Этот случай дал Флоренс долгожданный ответ на мучивший ее вопрос «в чём же моё призвание?»: «Ухаживать за больными - вот то, чем я должна заниматься».

В те времена считалось немыслимым, чтобы женщина - особенно из высшего света - работала. Если Найтингейл собиралась стать сестрой милосердия, ей неизбежно предстояло столкнуться с недовольством родных и осуждением знакомых. Однажды, когда к Найтингейлам в гости заехал директор больницы, друживший с ее отцом, Флоренс при всех рассказала ему о своем желании. Итог был печален: мать возмутилась, сестра закатила истерику, а отец не желал даже думать о том, что его дочь может стать сиделкой. Выросшая в любящей ее и уважаемой в обществе семье, Флоренс Найтингейл не могла игнорировать мнение близких. Поэтому она решила, что будет усердно учиться и ожидать, когда ей представится случай осуществить мечту.

В 1851 году Найтингейл отправилась в Кайзерверт и в июле начала там учебу. Семья, скрывая правду, объявила, что Флоренс уехала лечиться на воды: родные стеснялись сказать, что она проходит учёбу, чтобы стать сестрой милосердия.

Курс обучения в школе Дьяконис был преимущественно практическим и произвел глубокое впечатление на Найтингейл. Лекции по медицине и практическая подготовка с упором на комплексную медикаментозную и психологическую помощь впоследствии стали ядром разработанной ею системы подготовки сестёр милосердия.

Через три месяца Найтингейл возвратилась в Англию, где в соответствии со своим социальным положением должна была вернуться к светской жизни. Однако пребывание в Кайзерверте полностью изменило направление ее мыслей.

Осенью 1853 года вспыхнула Крымская война, ставшая поворотным моментом в жизни Найтингейл. Англия и Франция вмешались в борьбу России и Турции на стороне последней и весной 1854 года высадили свои десанты на Крымском полуострове. Началась многомесячная осада Севастополя. Уильям Рассел, корреспондент газеты «Таймс», описывал страшное пренебрежение к раненым, и указал на различия между льготами, предусмотренными для британских и французских солдат. Он спрашивал: «Разве нет преданных женщин среди нас, способных и готовых идти вперед, чтобы служить больным и страждущим солдатам на Востоке в больницах Скутари? Неужели нет ни одной дочери Англии, готовой помочь в этой беде? Должны ли мы до сих пор уступать французам в самопожертвовании и преданности?».

Англичане перебрасывали свои войска в Крым через Скутари, специально созданную военную базу в Турции. Там же был разбит полевой госпиталь для раненых солдат, эвакуированных из Крыма. Из-за недостатка медикаментов и эпидемий тифа и холеры положение в нем было катастрофическим.

Узнав об этом, Найтингейл при поддержке Сидни Герберта собрала группу сестер милосердия из 38 человек и выехала в Скутари.

В Скутари возглавляемая Найтингейл группа, покинув Лондон 21 октября 1854 года, утром 4 ноября прибыла в Стамбул. На другом берегу пролива Босфор располагался город Скутари, где находился военный госпиталь.

Условия содержания раненых в нем оказались еще страшнее, чем сообщали газеты. Из воспоминаний Флоренс Найтингейл о состоянии госпиталя «под строениями проходили канализационные трубы… забитые грязью… и смрадный воздух выносило из них ветром вверх через многочисленные открытые уборные в коридоры и палаты, переполненные больными».

По словам Флоренс, холщовые простыни были «такие жесткие, что раненые просили, чтобы им позволили лежать прямо в одеялах; белье стиралось в холодной воде и после возвращения из стирки в нем часто было столько паразитов, что его приходилось уничтожать». Необходимые медикаменты и перевязочные материалы либо вообще отсутствовали, либо не могли быть получены из-за бюрократизма военных властей.

Из дневника Флоренс Найтингейл: «Существует нехватка резервуаров для воды и посуды; нет мыла, полотенец и одежды; мужчины лежат в своих униформах на жестких кроватях запачканных кровью и покрытые грязью, их лица покрыты насекомыми…».

Состояние довольствия приводят Флоренс в ужас: «Мы не видим и капли молока, а хлеб очень кислый. Масло сильнее всего испорчено, а мясо больше похоже на сырую кожу, чем на еду. Картофель мы вынуждены ждать, пока он не придет из Франции».

Однако персонал госпиталя принял Найтингейл и ее девушек холодно. Сестрам милосердия было отказано в праве ухаживать за больными. Тем временем военные действия набирали обороты, и в госпиталь начало поступать огромное количество раненых, что делало ситуацию просто катастрофической. В этом положении у врачей не было иного выхода, как только попросить Найтингейл и ее команду включиться в работу госпиталя.

Положение в госпитале к этому времени было уже настолько ужасным, что улучшить его казалось сродни чуду. Сначала сестры милосердия должны были только приносить пищу раненым и заниматься шитьем и набивкой соломенных матрасов. Они купили котлы для стирки белья и бинтов, а также наняли 200 человек для ремонта и уборки ранее не использовавшихся помещений госпиталя. В конце концов, Найтингейл превратилась в главного поставщика различных товаров для всего госпиталя, «своего рода оптового торговца носками и рубахами, ножами и вилками, капустой и морковью, операционными столами, полотенцами и мылом, расческами, порошком от вшей, ножницами, суднами и подушками для культей».

Она договорилась о том, чтобы солдаты получили возможность отсылать семьям своё жалование, и даже организовала для них комнату-читальню.

Через шесть месяцев после её прибытия в Скутари, смертность в этом госпитале снилась с 42,7 до 2,2 процента.

Когда уход за больными в этом армейском госпитале улучшился, Найтингейл почувствовала необходимость перейти к следующему этапу своей миссии. К тому времени она смертельно устала и чувствовала себя физически истощенной, но, зная об ужасных условиях в полевых госпиталях в Крыму, решила отправиться с несколькими сестрами на передовую. Флоренс писала, что в Крыму в «забытых могилах» лежат около 9 тыс. солдат, чья смерть «была вызвана причинами, которые могли бы быть предотвращены».

Существенно улучшив положение в армейском госпитале в Скутари, Флоренс Найтингейл перебралась в Крым. То, что она там увидела, поразило ее до глубины души. Вскоре после прибытия Найтингейл серьезно заболела так называемой «крымской лихорадкой», и ее жизнь оказалась в опасности. Когда Найтингейл поправилась или, точнее сказать, частично поправилась, она стала работать в госпитальных бараках и еще дважды посещала Крым, чтобы улучшить состояние полевых госпиталей.

30 марта 1856 года Крымская война окончилась. Найтингейл осталась в госпитале после отъезда солдат и сестер милосердия с тем, чтобы привести там все в порядок. Она отказалась принять участие в церемонии, на которой ее при возвращении на родину собирались чествовать как национальную героиню. Чтобы избежать чествований, Найтингейл вернулась в Англию под вымышленным именем.

Найтингейл поставила своей следующей задачей улучшить в целом санитарные условия в армейских госпиталях. Впоследствии, была проведена санитарная реформа в армии. Флоренс Найтингейл до конца своей жизни помогала людям, и издавала пособия для медицинских сестер, с тем, чтобы условия в госпиталях постоянно улучшались.

Флоренс Найтингейл была значимой фигурой в британском обществе времен Крымской войны. Благодаря её отважным действиям удалось сохранить тысячи жизней, всё общество в Великобритании было благодарно Флоренс и чествовало её как национальную героиню.

При цитировании материалов в рефератах, курсовых, дипломных работах правильно указывайте источник цитирования, для удобства можете скопировать из поля ниже:

Поделиться материалом