Общая характеристика садов и парков городов и местечек Белоруссии в XVIII - начале XX вв

История дворцово-паркового искусства на территории Беларуси, является неизученным аспектом многогранной истории нашей Родины. Парки во все времена являлись образцом творчества, самовыражением той или иной эпохи и их создателей. Парки были важной составляющей жизни не только самой состоятельной части тогдашнего общества - дворянства, но и простолюдинов.

Развитие садово-паркового искусства определялось в первую очередь социально-экономическими условиями и мировоззренческими взглядами, поэтому в старинных парках нашли свое отражение уклад жизни, идеи, эстетические воззрения соответствующей эпохи. На утверждение своеобразного культа природы в садово-парковом искусстве большое влияние оказали философия, публицистика, театр, наука. Усадебно-парковые ансамбли Беларуси представляли собой высокохудожественные образцы, в которых воплотились прогрессивные планировочные идеи своего времени. Следует отметить, что для Беларуси, в отличие от Западной Европы и России, характерны были парки значительно меньших размеров. Им были присущи относительно небольшие площади, более скромное декоративное убранство, интимность, несложные симметричные композиции.

С белорусскими усадьбами связаны имена таких видных исторических деятелей, представителей литературы и искусства, как Н.П. Румянцева, И.Ф. Паскевича, А.В. Суворова, Ф. Богушевича, В. Ваньковича, М. Ельского, М. Огинского, Ю. Немцевича, И. Репина и др. К сожалению, многое в садово-парковом искусстве безвозвратно утеряно. Но то, что осталось, является историческим наследием, имеющим огромное научное, практическое и воспитательное значение.

Первые попытки декоративного садоводства на территории Беларуси предпринимаются лишь с середины XVII в. (в Западной Европе - с XV в.). Это происходило потому, что тесные дворы средневековых белорусских замков, феодальных усадеб были неудобны для формирования парковых композиций. Вынужденные защищаться от постоянных иноземных набегов, междоусобной борьбы феодалы возводили неприступные крепости с огромными толстыми стенами и небольшие по площади, что не давало развитию паркового строительства. С утратой замками своего оборонного значения к середине XVIII в. Резко расширят свою географию дворцово-усадебное строительство. Оно выходит за пределы своих городов крепостей, распространяется в землевладениях магнатов и шляхты. Феодальная резиденция формируется в дворцово-парковый или усадебный комплекс с обширным набором служебных и хозяйственных построек (дворцы Огинского в Слониме, Тизенгауса в Гродно) [13., с. 3].

Возникновение первых декоративных садов (парков) происходило под влиянием идей итальянского Возрождения. Именно поэтому, эти посадки получили название «итальянских садов» (Несвиж, Мир). Со временем парковые насаждения становятся неотъемлемыми и необходимыми атрибутами практически каждой дворянской усадьбы.

До середины XVIII в. основным стилистическим направлением в садово-парковом искусстве было барокко. Его эпоха связана с созданием ансамблей, в которых архитектура, живопись, скульптура, музыка, садово-парковое искусство и прикладное искусство были отмечены печатью торжественности и импозантности. Парки итальянского типа создавались в тех случаях, где местность имела пересеченный рельеф. В «итальянских» парках на основе регулярно-осевой системы предусматривалось оформление передов рельефа местности в виде террас, пандусов, гротов, лестниц. В большинстве случаев в таких парках рельеф обыгрывался 3 - 4 террасами. У их основания, как правило, устраивался водоем.

Одновременно с «итальянскими садами», развиваются «французские» парки - парки регулярного типа. Для них были характерны четкость форм, ясность и уравновешенность композиций, господство прямых линий, геометрическая правильность и строгость пропорций, благородная простота.

Основной особенностью классического стиля явилось использование многоосевых структур, связанных рядом композиционных узлов в однородное законченное единство. Парки могли быть симметрично-осевыми, многоосевыми, многоэлементными. Композиционно их составные части характеризовались четкостью пропорций, регулярным ритмом расположения. Каждый участок отличался безукоризненной точностью линий и тщательной обдумательностью деталей. Парковым ансамблям этого периода было присуще стремление к парадности, раскрытию основных видов на дворец.

На живописных равнинах Белоруссии, являющихся прекрасной ландшафтной основой, был создан ряд парков регулярного характера - в Слониме, Поставах, Ружанах, Рогачеве и других городах и местечках. Белорусские регулярные парки, как правило, были небольшими по размерам, умеренно декоративные, с явно выраженными чертами хозяйственного назначения. Они органически сливались с окружающими ландшафтами, а определяющей композиционной особенностью являлись дальние перспективы. Парки имели преимущественно симметрично-осевое построение, вытянутую вдоль планировочной оси прямоугольную форму. Иногда создавались на террасах. Центральная аллея обычно совпадала с композиционной осью всего усадебного комплекса. Основными паркообразующими элементами были боскеты и аллеи, обычно формируемые из липы и граба. В боскетах находились площадки для игр и танцев, «театр», манеж или лабиринт. Лабиринты в парках того времени были очень популярны. Все это позволяло создавать единый комплекс, включавший архитектурные элементы и окружающую их среду [18, с. 17-18].

Композиция зеленых насаждений как бы продолжала внутреннее пространство дворца, его парадный интерьер. Деревья и кустарники обрабатывались шаровидно, кубовидно и пирамидально, превращаясь в правильные объемные элементы, равноценные архитектуре сооружений.

Большой интерес представляет парк в Ружанах. Он имел радиально-кольцевую планировку аллей, берущих начало у дворца, перспективу которых по внешнему периметру замыкали отдельные павильоны.

Создание подобных парков требовало огромных финансовых затрат на строительство и последующий уход. Поэтому заложить парк регулярного типа мог позволить себе лишь очень состоятельный человек. Часто для создания паркового окружения магнаты приглашали французских мастеров паркостроения. Так, для разбивки парка при дворце Тизенгауза в Гродно был приглашен ботаник из Лиона Жан Эммануил Жильбер. В мелкопоместных усадьбах подобные парки отличались особой простотой, так как устраивались в первую очередь с хозяйственной целью. Одной из основных черт белорусских парков было то, что они формировались на фоне величественных природных панорамах, которые открывались из специально предусмотренных видовых точек дворцового окружения. Регулярный стиль господствовал в усадебном паркостроении вплоть до 80-х годов XVIII в.[18, с. 20].

В пример можно привести старый парк регулярного типа в Витебске, который принадлежал Слебсу. Парк несколькими ступенями спускался к пойме реки витьба, на нижней террасе находились два пруда, они существовали до того времени, когда на месте парка был устроен ботанический сад [1, c.7].

К числу старейших в Белоруссии относится парк им. А. В. Суворова в Кобрине. Имение знаменитому полководцу было пожаловано Екатериной II в 1795 году. Современный парк занимает ровную территорию, имеет симметрично-осевое построение характерное для регулярных парков Белоруссии XVIII в., вытянут вдоль оси в виде прямоугольника. Основная композиционная ось ориентирована направлении север - юг. С северной стороны в парк ведет широкая липовая аллея, заложенная после 1905 г. На месте предней из тополя черного пирамидального. Ее продолжением является центральная парковая аллея. Усадебный одноэтажный дом располагался на основной оси за парадным партером в глубине парка. По распоряжению А. В. Суворова служебные постройки выносятся за пределы парка, а недалеко от дома сооружается небольшая часовня. Вдоль композиционной оси вытянут небольшой прямоугольной формы пруд. Две аллеи, расположенные симметрично центральной, и поперечные образуют в парке систему прямоугольных боскетов. В регулярном парке они являлись основными объемно-пространственными композиционными элементами, формируемыми из деревьев и кустарников и предназначенными для отдыха, спортивных игр. Нередко они служили местом выращивания цветов, плодов и ягод. В парке прослеживается 16 боскетов различных размеров. В их обсадке использованы деревья различных возрастов [18, с. 41- 43].

В общем можно сказать, что белорусские парки во французском стиле периода Речи Посполитой к настоящему времени практически не сохранились или же сохранились отдельные полуразрушенные фрагменты. Полостью исчезли созданные в Слониме отлично устроенные сады и парки. Красивыми садами был окружен господский дом в местечке Яново (Брестская область) - родовое имение Шуйских. В местечке Свислочь можно видеть остатки обширных садов и роскошного дворца. Там сохранились следы больших террас с незначительными перепадами, завершающихся водоемом, а также боковая аллея. Позднее около парка был высажен ряд экзотов: пихты бальзамической и сибирской, псевдосуга серая и сизая. Лиственница американская , европейская, сибирская и др.[1. с. 13 -15].

В последней четверти XVIII в. на смену регулярным паркам приходят пейзажные («английские сады»). Утверждению парка нового пейзажного типа способствовал проявившийся в этот период обостренный интерес общества к природе родного края. Паркостроение шло параллельно с искусством живописи, в произведениях которой все чаще высказывался восторг к свободным самопроявлениям нетронутой природы. Также на утверждение своеобразного культа природы в садово-парковом искусстве большое влияние оказали также философия, литература, публицистика, театр, наука. Их средствами отвергалось подчинение природы абстрактной геометрической схеме и проповедовалось раскрытие неиссякаемых возможностей пейзажа в живописной многообразии его проявления. В Белоруссии появляются паркостроители, обучавшиеся содово-парковому искусству в Лондоне (Миклер, Дионизи).

В общих чертах композиция парка пейзажного типа планировки основывалась на реализации 6 основных принципов, определяющих: 1 - построение паркового интерьера; 2 - элемент регулярности в парадной части ансамбля; 3 - взаимосвязь с окрестным ландшафтом; 4 - подбор и использование дендросостава; 5 - устройство водоема; 6 - распространение архитектурных сооружений в парковой среде [13, с. 112].

Дворцово-парковая архитектура этого периода отличается величественной простатой. Внешней импозантности придворного искусства прошлого было противопоставлено благородство образов, строгость рисунка, уравновешенность и четкость композиции. Для пейзажных парков Беларуси были характерны свободная динамичная живописная композиция, раскрытие безграничного природного ландшафта. Первоосновой пейзажных парков являлся рельеф, определяющий их объемно-пространственную структуру. Они закладывались на самых живописных территориях - с лесными массивами, ледниковыми формами рельефа, холмах. Особенно велика была роль дальней перспективы в парках, расположенных на высоких речных террасах (Гомель, Хальч, Славгород и др.).

Композиция парка строилась на свободной трассировке аллей и дорожек в их естественном целесообразном устройстве. В зависимости от размеров пейзажные парки подвергались разнообразному функциональному зонированию. В них создаются парадный партер, прогулочные маршруты, водоемы, вольтеры и пр. В парках этого периода широко использовалась чугунная, так называемая вечная, мебель. Стулья, скамейки, столики при помощи небольших колес сравнительно легко передвигались. В их орнаменты вводились стилизованные формы растений, чем достигалось соответствие архитектурных изделий парковой среде.

С учетом новых канонов в Белоруссии видоизменялись старые, регулярные, и создавались новые парки. На месте боскетов формировались древесные группы и лужайки свободных очертаний, вместо прямолинейных аллей пришла извилистая дорожно-тропиночная сеть с видами на парковые пейзажи. Бывало и так, что парк регулярного стиля оставался без изменения, а рядом формировался новый на основе пейзажной организации [18, c. 34 - 35].

В парковых композициях пейзажного типа большое внимание уделялось различным водоемам. Нередко водоемы располагались симметрично перед партером, фиксируя въезд в усадьбу, или служили естественной границей парка. Водотоки с уклоном имели не только чисто композиционное значение несмолкаемые говор воды придавал парковым пейзажам особую привлекательность в разное время года. Также местные мастера добились больших успехов в создании искусственных водоемов. В отличие от водоемов регулярных парков правильной геометрической формы, с исключительной прямолинейностью и четкостью береговых линий, в пейзажных парках они имели естественное, свободное очертание. На некоторых водоемах создаются искусственные острова с беседками и арочными мостами. Водоемы определяли построение парковых пейзажей. [18, c. 37 - 39].

В садово-парковом искусстве этого периода воплотились лучшие черты романтизма. Отрицая неизменность канонической системы классицизма романтизм провозгласил творческую свободу художника. В соответствии с романтическим восприятием природы микромир парка был направлен на раскрытие настроения, душевного состояния человека, его тончайшего психологизма. Уединение в садах не средством к философскому углублению в суть природы, а прекрасным само по себе. Смена настроений достигалась разными приемами: чередование веселых солнечных полян с темными рощами и массивам; введение в композиции руин, памятников, камней с эпитафиями, этнографических сооружений на мотивы сельской жизни, подбору деревьев с темными листьями и др.

В каждом парке большое внимание уделялось архитектурно-декоративному оформлению (павильоны, башни, беседки, перголы и др.) Они акцентировали композиционно важные зоны пейзажа, подчеркивали их особенности.

Особенности композиции парка подчеркивали древесные насаждения в виде солитеров, групп, массивов, аллей и др. Благодаря «росписи растениям, произрастающим в окрестностях г. Гродно…», составленной И. Жилибером известно о произрастании в Белоруссии уже во второй половине XVIII в. Многих экзотических древесных растений - сирени обыкновенной, кизила, конского каштана, робинии лжеакации, ореха грецкого, бука лесного, тиса ягодного и др.

Так же для украшения парков их владельцы высаживали сорта экзотических деревьев, которые в наших широтах не произрастали. Такие деревья могли привозить из самых разных мест. Приведу примеры таких деревьев. Дерево гинкго. Гинкго в переводе значит «серебряный абрикос», это давно известное в Китае растение, эндемик. Оно также с давних пор известно в Японии и Корее. В настоящее время культивируется в большинстве ботанических садов и парков субтропической Европы и Северной Америки. Можжевельник виргинский: произрастает в Северной Америке. Граб обыкновенный: произрастает в Малой Азии, Европе Кавказе, теплолюбив, теневынослив. Зимостойкость не высокая. Яблоня Недзвецкого найдена в Средней Азии. Бархат амурский: Встречается на Дальнем Востоке в лесах Маньчжурии, Хабаровского края, Приамурья и Приморья, Китая, Кореи, на Тайване, Сахалине, Курильских островах и в Японии. Как видно владельцы парков не жалели средств для своих парков и привозили деревья из самых разных уголков света. Для наиболее теплолюбивых растений они строили оранжереи, зимой они обогревались.

XIX веке Минск был одним из самых зеленых городов Северо - Западного края. Окраины его утопали в садах. Здесь появились первые парки предназначенные для отдыха всех горожан и гостей города. Поэтому я считаю, что описание парков Минска очень важно.

Городской парк или Губернаторский сад стоял в ряду крупнейших городских парков Белоруссии. Его площадь составляла почти 18 гектаров (сейчас 28). Парк расположен в центральной части города на берегу р. Свислочь. Заложен в 1800 г. губернатором Захаром Э. Корнеевым. В честь него стал называться Губернаторским садом. Рядом с посаженным им первым деревом был установлен конусообразный обелиск. В 1805 г. парк был открыт для посещения. Это был первые в Белоруссии парк для публичного посещения. Парк пейзажного типа, создавался с преобладанием мотивов романтизма. Парк занял неширокую пойму реки и часть живописно пересеченной речной террасы с пологим склоном. В основу планировки положены три аллеи, сетью боковых дорожек аллеи увязывались с павильонами и беседками. В парке также были устроены купальня, грот, каналы с мостиками, цветники. Здесь растут в основном местные породы деревьев: береза, ель, рябина, плакучая ива и др. Сохранились в парке декоративные группы столетних лип и кленов, сосны Веймутова, уникальные экземпляры кедров. Свислочь делит парк на две террасы. Нижнюю часть украшают искусственный ручей и декоративные водоемы. Вдоль аллей располагались скамейки. При входе в парк были высечены слова на латыни "После работы - отдых". В Броневским, посетившим Минск в 1810 году, парк оценивался как один из лучших известных ему образцов садового искусства того времени [24].

В начале XIX века в Минске появилось первое большое спортивное сооружение - велотрек в Губернаторском саду. Он превратился в одно из самых популярных мест отдыха минчан. Прямо здесь можно было взять напрокат велосипед, развлечься в выходные дни на танцах в стоящем рядом павильон - клубе. Члены общества любителей спорта обучали на велотреке детей гимнастике. В 1970 -е годы велотрек снесли, на его месте построили крытый каток. Сейчас ни одного велотрека в республике нет.

26 сентября 1891 года в Губернаторском саду состоялся полет аэронавта Дравницкого на воздушном шаре и спуск на парашюте собственного изготовления.

Степановский сад своим названием сквер обязан мещанину Степанову, жившему в Минске в конце XIX века. На своей земле он высадил чудесный сад, который позже был выкуплен городом. В саду росло много цветов, красиво высаженных на клумбах. Здесь были яблони, груши, липы, источавшие по весне тонкий аромат. Некоторые из этих деревьев дожили и до наших дней. Дорожки в нем были посыпаны красной кирпичной крошкой. Было очень красиво. Это был райский уголок [24].

В начале XIX столетия территория нынешнего Центрального сквера была пустырем. После расчистки в 1836 году пустырь превратился в площадь Присутственных мест. Позже тут был заложен бульвар, преобразованный в 1870 году в Александровский сквер. Со временем его благоустроили, обнесли забором, по центру проложили пешеходную дорожку к архиерейскому подворью.

Вот что писала в 1910 году газета «Минское слово» об Александровском сквере. «Сюда-то и спешат господа-чиновника, отбывшие положенное время в душной, нередко пропитанной табачным дымом, канцелярии за перепиской скучных бумаг или подведением итогов, ученики, несколько часов просидевшие на уроке или экзамене: всех их тянет сюда, подальше от казенщины, на свежий воздух, в иную оьстановку. И этот сквер - самый благоустроенный. Здесь... разбиты новенькие клумбы, исправлены дорожки, поставлено несколько новых скамеек» [22, c.135].

В 1874 году в Минске, в одном из главных городов Северо-Западного края, был пущен водопровод с чистой артезианской водой. Памятником этому событию стал фонтан со скульптурой «Мальчик и лебедь» в бывшем Александровском сквере. В 1890 в сквере построено здание Минского городского театра (теперь театр им. Янки Купалы). [24]

Развитие капиталистических отношений определило особенности архитектуры и садово-паркового искусства Белоруссии во второй половине XIX - начале XX в. В это время строились новые типы зданий, вокзалы, медицинские и учебные заведения, многоквартирные жилые, вызванные капиталистическими условиями развития. Строительство как городских, так и загородных дворцов заметно сократилось [21, с. 105-106].

Упадок архитектурной школы эпохи классицизма, наступивших в Белоруссии в 40-е гг. XIX в., способствовали становлению эклектического направления в зодчестве, сочетающего мотивы и формы разных стилей. Композиционным центром парков становятся усадебные дома сложной, объемной композиции. Чаще всего здания были ассиметричными.

В пример можно привести парк в Пружанах, заложенный во второй половине XIX в. В графском имении по проекту архитектора Ланци. Занимает ровную, плоскую территорию площадью более 8 га. Паркне имеет четкой выраженной планировочной оси. Элемент асимметрии в организацию парадной части вносит въездная аллея, смещенная к краю парадного партера. Центром композиции является каменный усадебный дом асимметричной, усложненной конфигурации. Парадный партер не имел выраженного традиционного круга[18, с. 183-184].

Также одним из примеров пейзажных парков периода эклектики можно назвать парк в Несвиже, принадлежавший магнатам Радзивиллам. Несвижский парк - это, по сути пять различных по своему художественному облику и настроению парковых композиций общей площадью в 100 гектаров (включая и пруды), которые не имели оград и визуально продолжались за своими пределами, образуя единый организм - ансамбль зелени и воды.

Первым деревом парка был тополь канадский, высаженный на совершенно открытой местности в начале XIX столетия, о чем гласит высеченная на валуне надпись. Здесь на правом берегу пруда Дикий, за северным валом замка в 1878 г. был разбит парк Озерина. Парк на площади 16 га формировался в пейзажном стиле, но его композиции включали много аллей - кленовую, липовую, грабовую. От главного входа к памятному закладному камню ведет аллея из конского каштана. Надпись на валуне гласит: «Аллеи парка посажены Марией де Кастеллан, княгиней Радзивилл саженцами из семян, привезенных из питомника Берлинского дворца князей Радзивиллов».

Основная масса деревьев в парке была посажена в конце XIX в. Дальнейшая отработка пейзажей велась до 20-х гг. XX в. И хотя время романтизма ушло, строительство парка проходило под влиянием романтических идей. Парк Озерина (или Старый парк) формировался на месте рыночной площади, северо-восточнее замка, за широкой кленовой аллеей. Вход в него фиксировался двумя парами пилонов с железными воротами и маленьким домиком садовника. В основу композиции старого парка положены три перспективы из дворца. В соответствии с перспективами расположены две аллеи, которые соединены поперечными и образуют кольцевой прогулочный маршрут. Ответвление от широкой липовой аллеи служило дорогой в хозяйственную зону и плодовый сад. Выставочная поляна имела декоративный пруд и колодец. В разнообразных по форме небольших павильонах проводились сезонные выставки цветов, овощей и фруктов. Утрачен мостик-качалка, который был переброшен от причала через пруд и служил для отдыхающих забавой (с него падали в воду) [18, с. 205-206].

Новый или Марысин парк, самый большой - 22га. Он занимает левобережье пруда Дикий и в плане имеет прямоугольную форму. Создание парка связано с легендами о трагической судьбе княжны Марии, что нашло отражение в определенных парковых символах. Так появляется название источника «Слезы Марии», скульптурная группа из бронзы, изображающая Георгия Победоносца, копьем разящего змея, из раны которого бежала вода, эпитафии и надписи на камнях. За Лебяжьим лугом в наиболее пониженной, глухой части парка формируется круглый пруд с островом любви. На восточной окраине парк замыкается небольшим массивом русского леса с преобладание березы.

Продолжение Марысиного парка вдоль пруда замковый являлся ипподром площадью 10 га (назывался Английским парком), оформленный в шахматном порядке одиночными или в группе по три елями. Тут размещались конюшни и беговые площадки. Здесь некогда размещалась беседка в виде седла и небольшой водоем.

На месте поляны плинтовки в 1913 - 1914 гг. закладывается Японский сад (7 га). На его месте сейчас сохранились одиночные деревья ивы белой. Крайним северо-восточным композиционным элементом парка являлась попова горка с часовней, обнесенная рвом и валом. Она соединялась со старым парком аллеей с преобладанием конского каштана и липы.

Самым большим разнообразием экзотических растений отличался замковый парк, или парк Антония. Он сравнительно автономен, объединяет изолированные участки в виде парадного двора, небольших замковых двориков, валов с бывшими бастионами, по которым проходит самый интересный маршрут и расположены видовые точки. Основным структурным элементом Замкового парка является просторный и светлый парадный двор [18, с. 207-209].

В Витебске имелось много парков, но они все были частновладельческими и открывались для публики только с разрешения владельца. Можно назвать такие парки как Кракелевский, Боруновский, Брозинский, Веребьевский и Пржесмушский. К садам приходится присоединить еще и Тринитарский, хотя как видно будет из последующего, он имел характер общественного, ныне более не встречаемый, и скорее походил на одну из городских площадей [17, с. 52].

Лучшим по расположению и вместимости считался сад купца Кракеля - известного в 50-х годах собственника богатейшего магазина с золотыми, серебряными и галантерейными предметами помещавшегося в доме Минца К сожалению, благодаря семейным невзгодам и в особенности неудавшемуся поручительству, из-за которых потеряно было состояние и громкое имя, злополучный Эдуард Францевич с 1862 г. заболел манией величия и в фантастическом костюме, увешанный картонными орденами да бумажными орденскими лентами, до холеры 1866 г. вел страдальческую уличную жизнь, так памятную тогдашним витеблянам. В это время Кракелевский сад почти запустел, предался забвению я только видимый с дорог -- Цареградской и Слободской -- напоминал о красном времяпрепровождении в нем, как и о самом несчастном владельце его. Правда, еще летом 1864 года делалась попытка воскресить сад, приспособить его для общественных надобностей; но после нескольких гуляний, кстати, устраиваемых с благотворительными целями, Кракелевский сад снова очутился в запустении, с которым он и перешел в новые руки, далеко не преследовавшие увеселительных надобностей: на месте цветочных грядок и клумб Эдуарда Францевича протянулись грядки капусты, на садовых лужайках -- картофельные и овощные насаждения, публикой же сада стали рабочие, караульщики да мелкие перекупщики овощей, ягод и фруктов [17, с. 53 - 54].

Кроме перечисленных садов, были еще и чисто загородные общественные сады, где горожане могли коротать досуг, развлечься от будничной жизни.

Похвалиться общим количеством зелени может и Гомель, кроме огромного чудного парка княгини Паскевич в городе было 4 общественных сада: «Бульвар», «Сквер», «Гоголевский сад» и «Максимовский» парк. Также имелся городской сад. В нем было очень много зелени, деревья густо разрослись и дают много тени. Это по преимуществу был детский сад [25, с. 295-300].

С конца XIX - начала XX возрастает улитарное значение парков, увеличивается количество «экономических садов», как правило фруктовых. В них экономическая целесообразность преобладала над эстетическими запросами, и в будущем подобные сада переросли в плантации плодовых деревьев. Старые пейзажные парки эволюционируют в натуралистические, главное отличие которых были богатые коллекции иноземных древестных и кустарниковых растений и цветов.

Таким образом, можно сделать вывод, что XVIII - XIX века были временем появления и роста парков и садов в городах Белоруссии. На протяжении этого периода меняются стили строительства парков: сначала были парки стиля барокко, затем появляются парки регулярного типа (французские сады), после идет пейзажный стиль паркового строительства. Кроме внешнего вида изменилась и публика парков, если раньше в XVIII веке парки были только частновладельческими, и их могли посещать только их владельцы. То уже в XIX - начале XX века парки специально строятся для всех горожан и гостей городов.

При цитировании материалов в рефератах, курсовых, дипломных работах правильно указывайте источник цитирования, для удобства можете скопировать из поля ниже:

Поделиться материалом