Проблемы перевода звукоизобразительной лексики

Поднимая тему перевода звукоизобразительной лексики нельзя не столкнуться с самой распространенной проблемой в этой сфере переводческой деятельности. Среди ученых довольно распространено мнение, что звукоизобразительные слова относятся к безэквивалентной лексике (БЭЛ). Впервые внимание к этой проблеме привлек С. В. Воронин [Воронин; 1982], однако подробных исследований этого вопроса не проводилось.

В теории перевода БЭЛ изучена очень подробно. Она стала темой не одной диссертации и научной статьи. Словари дают следующее определение безэквивалентной лексики - лексические единицы исходного языка, не имеющие регулярных (словарных) соответствий в языке перевода. Здесь нужна оговорка: под переводческими эквивалентами фактически понимаются эквиваленты в словарном составе языка, а не в переводах конкретных текстов. Следуя из вышесказанного, можно понять, что БЭЛ следует трактовать исходя из понятия эквивалента. Именно так и поступают С. Влахов и С. Флорин, относя к БЭЛ «лексические единицы, которые не имеют переводческих эквивалентов» [Влахов, Флорин 1986].

С. Влахов и С. Флорин, относя звукоизобразительную лексику к безэквивалентной, рассматривают только звукоподражания, существенно сужая границы звукоизобразительной лексики. В английском языке (а как вскоре мы увидим и в японском) различные части речи часто оформлены одинаково, а это может легко сбить с толку, заставив воспринимать их как переводимые единицы, а звукоподражательную лексику как БЭЛ. Необходимо также отметить тот факт, что авторы не проводят различия между звукоподражательной (звучащий денотат) и звукосимволической (не звучащий денотат) лексикой.

В доказательство своей теории С. Влахов и С. Флорин приводят пример, когда носители разных языков воспроизведут лай одной и той же собаки по-разному, в силу сложившейся в их стране традиции, особенностей фонетического состава языка и артикуляторного аппарата. Суждение авторов базируется на мнении, что у звукоподражания имеется коннотативное значение, обусловленное национальным колоритом. Таким образом, звукоподражания приравниваются к реалиям. Это мнение ставит больше вопросов, чем дает ответов. Наиболее странным является то, что национальный колорит звукоподражаний отсутствует у звукоподражательной лексики и ее производных. Кроме того, при детальном рассмотрении, наличие национального колорита у ономатопов кажется ошибочным. Дело в том, что используя классические методы сопоставительного анализа нельзя оценить всей глубины звукоизобразительного механизма в целом. Исходя из неверных предпосылок, лингвисты полагают, что различные звучания объективно звучат одинаково, независимо от языка. Они считают, что одинаковое звучание должно быть услышано одинаково представителями разных народов, но поскольку этого не происходит, то звукоподражания относят к БЭЛ.

Все дело в том, что различия СЗП разных языков действительно представляются значительным, если их сопоставление производится традиционным, ныне изжившим себя методом - на уровне отдельных фонем. Черты изоморфизма, доминирующие в ономатопах любых двух языков, над чертами алломорфизма, не поддаются, как правило, выявлению на уровне отдельных конкретных фонем. «Значительные фонетические различия» обычно оказываются незначительными или полностью отсутствующими, если видеть за отдельной конкретной фонемой звукоподражательного слова (корня) тот (психо) акустический тип, которому она принадлежит [Барташова, 2010]. Понимание психо-аккусической структуры денотата позволяет практически всегда предсказать структуру соответствующего ономатопа. Подобное «предсказание» действительно только на уровне фонемотипов, но не отдельных фонем. В данной работе будет предпринята попытка оценить эквивалентность переводов звукоизобразительной лексики с точки зрения фоносемантического анализа.

При цитировании материалов в рефератах, курсовых, дипломных работах правильно указывайте источник цитирования, для удобства можете скопировать из поля ниже:

Поделиться материалом