Ислам в современной России

Демократизация общественной жизни в Советском Союзе, начавшаяся во второй половине 80-х гг., ослабление и последующее упразднение тоталитарного партийно-государственного диктата, принятие в 1990 г. прогрессивного законодательства о свободе совести и вероисповеданий открыли перед исламом, как и перед другими религиями, небывалые в истории России возможности для полнокровной жизни, восстановления канонических норм и внутреннего устройства. По данным Совета по делам религий при Совете Министров СССР, в 1988 г. на всей территории СССР действовало 402 мечети, а уже в 1991 г. - 1602. На 1 января 2000 г. в России было зарегистрировано 3098 мусульманских объединений, в том числе: религиозных центров и управлений - 51, мечетей - 2933, духовных образовательных учреждений - 114. На самом деле количество мусульманских объединений значительно превышает число официально зарегистрированных. По разным данным, в Татарстане в 1997 г. было 700 мечетей, в Башкортостане - 490, в Дагестане - 1200. в Ингушетии - 400, в Чеченской Республике - около 2000. Строительство новых мечетей и образование мусульманских организаций продолжается.

Важнейшим аспектом исламского возрождения является формирование и развитие системы религиозного образования. На начало 2000 г. в России функционировало свыше 100 мусульманских религиозных учебных заведений, не считая многочисленных школ при мечетях. Более 1000 молодых мусульман обучаются за рубежом - в Саудовской Аравии, Ливии, Катаре, Египте, Турции, Сирии и других странах. Мусульманское духовенство неоднозначно относится к росту числа мусульман, обучающихся за границей. Так, многие имамы Северного Кавказа считают, что укреплению позиций радикального ислама - ваххабизма способствуют, в частности, молодые люди, обучавшиеся в мусульманских странах.

Современное мусульманское духовенство в России не выдвинуло каких-либо глубоких философских и теологических идей, как, например, на Востоке. Это объясняется по крайней мере двумя обстоятельствами: во-первых, ислам в России всегда находился под жестким государственным контролем (и в царской России, и при советской власти), в условиях которого теологическая мысль была не свободна, и, во-вторых, не было единого центра, объединявшего вокруг себя всех мусульман России. Сказанное не означает, что мусульманский мир России не имел в прошлом выдающихся мыслителей. Они были, но их влияние имело, как правило, региональный характер.

Современный возрождающийся ислам в России не выдвинул харизматического лидера, который был бы для всех мусульман безусловным авторитетом, способным объединить их. Некоторые муфтии, претендующие на роль лидеров, таковыми не являются.

О жестокой борьбе, развернувшейся в первые годы возрождения ислама внутри мусульманского духовенства России, за власть и влияние на верующих свидетельствует тот факт, что вместо двух духовных управлений мусульман, которые были на территории России до распада СССР, сегодня действуют более 40, образованных по территориальному и национально-территориальному принципу, и процесс образования новых мусульманских организаций нельзя считать завершенным.

С целью остановить Центробежные Тенденции, сохранить единство мусульман в рамках одного духовного управления был созван VI Чрезвычайный съезд мусульман европейской части СНГ и Сибири (9 ноября 1992 г) в Уфе. В его работе участвовали 738 делегатов и 102 гостя, в том числе представители посольств Турции и Ирана, имам-хатыб одной из мечетей Саудовской Аравии.

В выступлениях делегатов съезда и принятых итоговых документах одобрялась деятельность Духовного управления мусульман европейской части СНГ и Сибири и его председателя Т. Таджуддина. В коммюнике съезда говорилось, что раскольники подрывают историческое единство ДУМЕС, вносят раздор среди верующих и недоверие к учению ислама. Вместе с тем, по мнению участников дискуссии, выступления группы имамов и мухтасибов против ДУМЕС не имеют серьезных предпосылок в среде самого духовенства, “это путч не среди имамов”. Настоящими инициаторами раскола, утверждали некоторые выступавшие, являются “темные силы”, враждебно относящиеся к позитивным изменениям в жизни мусульман: увеличению количества общин, строительству новых мечетей, обращению к вере молодежи, оживлению связей с зарубежными единоверцами.

В то же время представители “оппозиции' отвергали обвинения в том, что они будто выступают против единства мусульман вообще и против какой-либо организационной структуры, призванной обеспечить взаимодействие и сотрудничество мусульманских религиозных организаций. Они протестовали против того, что в духовном управлении, по их убеждению, коммерческие заботы возобладали над духовными, что в нем царят финансовый и кадровый произвол, что муфтий Т. Таджуддин ведет себя грубо и жестоко по отношению к имамам.

Съезд угрозу раскола мусульманских организаций не преодолел. В 1993-1994 гг. происходило дальнейшее формирование новых духовных управлений, независимых от ЦДУМ.

В ноябре 1994 г. противники Т. Таджуддина провели в Уфе съезд мусульман европейской части России и Сибири, объявивший о его смещении с поста председателя ЦДУМ. Однако Т. Таджуддин одновременно собрал расширенный пленум ЦДУМ с участием Совета улемов и представителей общин, сохранивших юрисдикцию ЦДУМ. На этом пленуме съезд был объявлен незаконным, поскольку в его работе участвовало лишь 60 делегатов, причем ни один из членов Президиума ЦДУМ на съезде не присутствовал.

В обращении ЦДУМ, утвержденном пленумом, было сказано, что Т. Таджуддин по-прежнему остается муфтием и продолжает исполнять свои обязанности по руководству ЦДУМ.

Для координации деятельности многочисленных духовных управлений по инициативе ДУМ Татарстана и Башкортостана в 1992 г. был создан Высший координационный центр духовных управлений мусульман России (ВКЦ ДУМР). В него вошли духовные управления Башкортостана, Татарстана. Поволжья. Сибири, Ульяновской области, Оренбуржья, Чувашии, Коми, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Ставрополья, Ингушетии, Северной Осетии - Алании, Адыгеи, Краснодарского края. Украины. Белоруссии.

В уставе ВКЦ говорится, что Центр “является объединяющим звеном самостоятельных духовных управлений мусульман, созданных с целью консолидации мусульманских центров Российской Федерации, координации их деятельности по распространению исламской веры, достижения единого толкования норм шариата, подготовки концепций и выработки решений по наиболее сложным проблемам современности, содействия в организации паломничества, направления на учебу в зарубежные исламские учебные заведения” Малашенко А. М Исламское возрождение в современной России / Московский центр Карнеги. 1998. С. 113--114..

Несмотря на призывы ВКЦ к объединению всех мусульман в России, многие имамы отказались поддержать его, в их числе - имам Московской соборной мечети Р. Гайвутдин, имам Нижнего Новгорода Ю. Г Идрисов и др. Признавая целесообразность перестройки прежней системы мусульманских организаций, Р. Гайвутдин и его сторонники видят в ВКЦ лишь еще один фактор раскола мусульманской общины.

Непримиримым противником ВКЦ является председатель ЦДУМ Т. Таджуддин.

В 1994 г. было создано Духовное управление мусульман Центрально-Европейского региона России (председатель Р. Гайнутдин), которое включает в себя общины Владимирской, Ивановской, Калининградской, Калужской. Московской. Нижегородской, Рязанской, Смоленской, Тверской, Тульской, Ярославской областей, а также Москвы и Сочи (Краснодарский край).

В 1997 г. на конференции мусульман в Тюмени и Тобольске было образовано Межрегиональное духовное управление мусульман Сибири и дальнего Востока.

В середине 90-х гг. на территории Центральной России, Поволжья, Приуралья и Сибири сложились три крупных мусульманских духовных центра, к которым примкнуло подавляющее большинство муфтиятов, - Центральное духовное управление мусульман России и европейских стран СНГ (ЦДУМ), Высший координационный центр мусульман России (ВКЦ ДУМР) и созданный в июле 1996 г. на базе духовного управления мусульман Центрально-Европейского региона России Совет муфтиев России, который возглавил Р. Гайвутдин.

Между этими центрами нет единства. Противоречия существуют и внутри мусульманского духовенства.

Если в Центральной России, Поволжье, Приуралье и Сибири противостояние старой (ДУМЕС - ЦДУМ) и новых структур имеет более острый характер и, судя по всему, далеко не завершилось, то дезинтеграция духовного управления мусульман Северного Кавказа прошла сравнительно безболезненно. Здесь в каждой республике образовалось свое духовное управление.

Серьезные трудности пережило духовное управление Дагестана. В первые годы после распада единого духовного управления мусульманская община Дагестана разделилась по национальному признаку: в составе духовного управления были созданы Аварское, Кумыкское и даргинское отделения. Сегодня эти отделения приостановили свои действия и подчиняются единому духовному управлению мусульман Дагестана.

Таким образом, на Северном Кавказе каждый национальный мусульманский лидер получил свое духовное управление и власть над своими соплеменниками единоверцами в отличие от центральной России, где несколько муфтиев претендуют на общероссийское лидерство, претензии здешних муфтиев не выходят за пределы образования. Северокавказские исламские лидеры пока избегают непосредственного участия и в политической борьбе.

Междоусобная борьба Мусульманских лидеров мешает выработке единой концепции по наиболее важным вопросам исламской теологии и единой позиции в определении места и роли ислама в современной идейно-политической жизни России.

При цитировании материалов в рефератах, курсовых, дипломных работах правильно указывайте источник цитирования, для удобства можете скопировать из поля ниже:

Поделиться материалом